АРИСТОГРАФИЯ / 1918 - 1924

"Супрематизм дает полный простор выявлению в образных формах любых представлений, раскрепощая композитора от установленных норм и правил начертания предмета".

Яков Чернихов

Композиции из цикла «Начертательное искусство. Орнаментальное черчение». 1914

Композиционное построение красок

 

Параллельно с "Эксприматикой" Яков Чернихов начал работать над циклом "Аристография" (от греческого слова aristo - наикрасивейший, изящнейший), который являлся продолжением "Эксприматики", но в композиционном построении красок. "Как эксприматика, так и аристография имеют дело главным образом с беспредметными изображениями или передают предметы в условных формах, широко используя при этом все возможности абстрагирования и лаконизации рисунка". Аристография пользуется не только чисто графическими, но и световыми, красочными построениями, выступающими в качестве "средства интенсификации тех или иных особенностей композиции, конструкции и формы". Передача фактора пространственности достигается комбинацией и новыми соотношениями красок и тона, при этом "пространственные композиции доведены в аристографии до максимальной экспрессии".  

"Установлено, что подбор красок и их тональное сочетание может вполне совпасть с музыкальными звуковыми ощущениями. С помощью тональных изменений красок выявляется наилучшим образом рельеф изображения. Тон и краска в полном содружестве друг с другом создают те музыкальные гармонии графических начертаний, с помощью которых мы воспитываем высшие и лучшие начала изобразительного искусства в человеке".  

 

Исследуя закономерности графических построений, выявляющих внутреннюю природу предмета, Яков Чернихов в циклах "Эксприматика" и "Аристография" по-своему переосмыслил супрематические концепции построения абстрактной формы. Неотъемлемой задачей супрематизма он считал "создание композиции  красок, гармоничное сочетание линии,   плоскости   и   объема, ритм  компонуемых   элементов,  усиливающий динамические  свойства  беспредметных композиций". Широко используя принципы беспредметности, Чернихов отмечал ограниченность "классического" супрематизма в части комбинаторных возможностей, усматривая в его "покойной" идеологии недостаток динамических свойств и созидатель- ной энергии, столь необходимых процессу формообразования. 

Он рассматривал супрематизм, скорее, как материнское лоно зарождения нового искусства, но не как самостоятельное искусство само по себе; как явление более интеллектуальное и философское, нежели художественное. Будучи по природе своего мышления и восприятия "земным" фантастом, Яков Чернихов предпочитал безвоздушному пространству космических "планитов" вполне реальные силы, действующие в "наземной" архитектуре. К проблеме овеществления супрематизма обращался и Казимир Малевич, у которого возникла идея создания "супрематического ордера" как новой тектонической основы будущей архитектуры и направления "супремоконструктивизма". И если Малевич, в конечном счете, стремился создать всеобщую философию бес- предметного, то Чернихов выявлял своими работами беспредметность как возможную базу художественно-графического моделирования. Принимая супрематизм как основу современного видения, он придавал супрематическим построениям ту чувственную окраску, благодаря которой преодолевается "врожденный анемизм" супрематизма.

 

Разрабатывая графоидеологические проблемы супрематизма, Чернихов представляет его как более высокий и более сложный уровень организации пространства, что и определило продолжение этих экспериментов в дальнейшем уже в системе чисто архитектурных дисциплин.

 

Основы супрематического подхода к разрешению графических построений, были изложены Черниховым в книге "Искусство начертания", ставшей манифестом беспредметной графики (Издательство Академии художеств, 1927). Выход книги сопровождался огромной выставкой работ (около 3000 экспонатов) из циклов "Эксприматика" и "Аристография", которая была устроена в Ленинграде Академией художеств в залах бывшей Кушелевской галереи.

  • White Facebook Icon
  • White Instagram Icon
  • White YouTube Icon